Массовые онлайн-курсы, умные термометры и 3D-печать: коронавирус возвращает технологические тренды 2012 года

Ровно восемь лет назад CEO Udacity Себастьян Тран заявил, что привычное для нас образование перевернут массовые открытые онлайн-курсы (МООК). Тогда же стартап Kinsa разработал умный термометр, который мог использовать большие данные для отслеживания тенденций в области здравоохранения. В сентябре 2012 года бруклинский стартап MakerBot представил домашний 3D-принтер и попал на обложку Wired — в заголовке говорилось, что эта технология «изменит мир». В небе над Кентукки Google X тайно тестировала гигантские воздушные шары для предоставления интернет-услуг в сельской местности.

Эти большие надежды не оправдались. МООК успешно проходила лишь небольшая часть студентов, поэтому в 2017 году Тран назвал эти курсы «мертвыми» и занялся платным профессиональным обучением. Kinsa выжил, но его мечты о революции в сфере здравоохранения не сбылись из-за негативной реакции на сбор данных. MakerBot был продан производителю добавок Stratasys, который вскоре отказался от идеи установки 3D-принтера в каждом доме. Google превратил проект с воздушными шарами в небольшую дочернюю компанию Alphabet под названием Loon, бизнес которой еще не взлетел.

После вспышки коронавируса технологические идеи, которые были отвергнуты как несостоятельные, внезапно получили второй шанс. Но на этот раз в них поверили не из-за чрезмерного оптимизма, а от отчаяния. COVID-19 разрушает экономику, но, похоже, он также активизирует технологический сектор, который был подавлен монополиями и разочарован безуспешностью попыток «сделать мир лучше».

Возможно, МООК по-прежнему мертвы, но с закрытием учебных заведений из-за коронавируса онлайн-образование внезапно получило ведущую роль, о которой когда-то говорил Тран. Сейчас преподаватели по всему миру размещают свои занятия в интернете так же, как в 2012 году это делали университеты, сотрудничающие с Coursera, конкурентом Udacity, который обещал сделать образование уровня Лиги плюща доступным для всех.

История онлайн-обучения подсказывает, что преподаватели захотят вернуться к реальным занятиям как можно скорее. Нынешний кризис уже подчеркнул неравный доступ учащихся к онлайн-лекциям и материалам. Тем не менее, учителя приобретут новые навыки, которые смогут использовать в будущем, например, при закрытии школ в маленьких населенных пунктах или при неблагоприятных погодных условиях.

Кто на этом заработает, пока не ясно. Coursera не берет денег с университетов, в то время как количество студентов, изучающих науку о благополучии, английский как второй язык и сам коронавирус, растет. Школы покупают подписку на Zoom. Но настоящими победителями могут стать крупные издатели учебников, такие как Pearson, которые уже продвигали онлайн-обучение и теперь хотят получить вознаграждение за это.

У технологии, которая использует большие данные для прогнозирования вспышек вируса, тоже есть шанс на успех. Производитель умных термометров Kinsa продавал данные о местонахождении и температуре пользователей коммерческим клиентам наподобие Clorox, чтобы они могли планировать рекламные расходы. Это был способ заработка, но вряд ли революция. Тогда Kinsa говорил, что передавать анонимные данные безопасно, но борцы за конфиденциальность были обеспокоены сбором такой личной информации.

Неожиданно эти данные стали ценны для более широкого круга людей. Kinsa выпустил общенациональную «карту состояния здоровья», которая показывает районы с высокой температурой у большого числа жителей. Это свидетельствует о вспышке коронавируса.

Kinsa — это только один пример. Вернемся к 2012 году. Это был последний год, когда Google Flu Trends, инструмент для прогнозирования тяжести сезона гриппа на основе поисковых запросов, был серьезно воспринят органами здравоохранения. Wired назвал это «эпик фейлом» после того, как как сезон гриппа 2012-2013 годов был сильно переоценен. То же самое повторилось в следующем году. Но перенесемся в 2020 год и увидим, что Google занял заметное место в коронавирусной стратегии Дональда Трампа. Она предполагает поддержку веб-платформ, которые связывают американцев с тестами на COVID-19 и ресурсами общественного здравоохранения.

В то же время CDC (Centers for Disease Control and Prevention — Центры по контролю и профилактике заболеваний) в партнерстве с Microsoft создают бот для самопроверки, который задает вопросы о симптомах и дает советы от «оставайтесь дома и берегите себя» до «позвоните 911». И это в то время, когда чат-боты — когда-то популярное технологическое решение — казалось, начали терять популярность. Чтобы не оставаться в стороне, Apple создала приложение в партнерстве с CDC и FEMA (Federal Emergency Management Agency — Федеральным агентством по чрезвычайным ситуациям).

В 2012 году модным маркетинговым словом было SoLoMo (сокращение от social, local, and mobile — социальный, локальный и мобильный). Идея заключалась в том, чтобы использовать данные из соцсетей и GPS-данные со смартфонов, чтобы таргетировать рекламу. На фоне роста обеспокоенности по поводу конфиденциальности в интернете SoLoMo-компании оказались в центре внимания, но не прекратили сбор информации.

Теперь они хотят превратить свое скрытое наблюдение в общественное благо. Компания Unacast представила «систему оценки социального дистанцирования», основанную на ее базе GPS-данных со смартфонов. Другая компания, Tectonix GEO, опубликовала в Twitter визуализацию того, как жители Нью-Йорка разъехались по стране после вспышки коронавируса, потенциально ускоряя распространение болезни.

До появления COVID-19 скандалы с такими данными дали Конгрессу стимул для ужесточения федеральных требований к конфиденциальности. Теперь эти проблемы отбрасываются в сторону ради сдерживания пандемии коронавируса. Это можно понять: в некоторых странах строгий контроль за передвижениями стал ключевым фактором успешного сдерживания вспышки. Беспокойство вызывает то, что власти смогут использовать чрезвычайную ситуацию как предлог для подрыва гражданских свобод.

В 2012 году говорили, что 3D-печать может вызвать третью промышленную революцию. Футуристы заявляли, что производство не будет нуждаться в централизации на фабриках, если люди смогут печатать нужные вещи у себя дома. И все же за семь с лишним лет, прошедших с того момента, как соучредитель MakerBot Бре Петтис попал на обложку Wired, кардинально ничего не изменилось. 3D-печать в основном используется для того же, что и в прошлом: для быстрого прототипирования дизайнерских идей и мелкого производства.

Серьезная нехватка медицинских масок и устройств для искусственной вентиляции легких подчеркнула еще одну важную роль 3D-печати: она позволяет быстро восполнить временный недостаток оборудования. Чешский производитель 3D-принтеров опубликовал в интернете схему, которая позволяет любому владельцу такого устройства распечатать маску. Компания из Огайо взяла на себя производство 100 тысяч приборов, которые нужны, чтобы взять мазок из носа. Stratasys, компания, купившая MakerBot в 2014 году, запустила сайт о коронавирусе и проспонсировала конкурс Центральной больницы штата Массачусетс: его участники должны представить 3D-схемы устройств для искусственной вентиляции легких. На домашнем 3D-принтере можно распечатать более простые вещи, например приспособление для открывания дверей без помощи рук.

Ничто из этого не приближает нас к радикальному переосмыслению производства. Но это усиливает ценность распределения нагрузки и напоминает, что домашние 3D-принтеры могут быть чем-то большим, чем просто игрушкой.

А что случилось с Loon, «дочкой» Alphabet, которая планировала раздавать интернет с воздушных шаров? После восьми лет разработок компания так и не смогла получить окончательного одобрения для коммерческого тестирования в любой точке мира. Но все изменилось в марте этого года. Ссылаясь на необходимость улучшения коммуникационной инфраструктуры для борьбы с коронавирусом, правительство Кении быстро получило разрешение на запуск Loon. Учитывая, что несколько других стран наблюдали за развитием этой технологии, можно сказать, что проект сдвинулся с мертвой точки.

Новые успехи не означают, что МООК, умные термометры, домашние 3D-принтеры и воздушные шары, раздающие интернет, когда-либо достигнут высот, на которые рассчитывали их создатели. Не стоит забывать, почему эти решения не стали успешными, но в кризисное время, когда многие системы ломаются, радостно видеть пользу, которую приносят непопулярные прежде решения.

Источник.

Source link

Комментарии закрыты.